Логин:
Пароль:

Блоги
Яков Есепкин Готическая пoэзияНа смерть Цины
Яков Есепкин

На смерть Цины


Пятьсот двадцать шестой опус

Вновь асийские змеи следят
Мертвых девиц томленье и негу,
И в альковах успенные бдят,
Белых швей пригласить ли к ночлегу.

Те ль румяные яблоки мел
Со корицей свивает парчою,
Вновь снедает морочность Памел:
Всяка юна с багряной свечою.

Ах, опять яства тьмой налиты,
Се, антоновки мелов белее,
И серебрятся тусклые рты
Уходящих по лунной аллее.

Пятьсот двадцать седьмой опус

Тени лотосов сень охранят,
Не забвения ль тати боятся,
Жизнь цветущую смертники мнят,
А и мертвым парафии снятся.

Где у ангелов миро и мел:
Угасить черноту ли, тлетворность,
За огранкой цвети, кто несмел,
Свеч альковам жалеет притворность.

Выбьет август чарующий тлен,
Звезд клумбарий фаянсы расцветят,
И тогда с перебитых колен
Взъемлем тени – сех лотосы встретят.
ИМХО о фиках и книгахПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ!
Пишу это предупреждение, а то чувствую, набегут всякие поборники прав неизвестно кого с чем.
Я слэшер и яойщик. Спокойно отношусь к юри, гаремам и БДСМ. Меня не пугают тентакли, полигамия и секс с ксеносами.
Но при всей моей толерантности я не приемлю педофилию, зоофилию и еще пару весьма специфичных вещей. Я могу понять, что есть «молодые, да ранние» и в 12 лет можно быть шлюхой не по работе, а по призванию. И если нет выхода – сожрешь даже любимого Тузика. Но человек, который на протяжении 3 страниц с удовольствие хомячит своего пекинеса, чтобы доказать какой он крутой – по моему мнению, редкостный мудак.
И чтоб закрыть эту тему – я читала де Сада. И даже не проблевалась после этого

И да, будет:
мат - некоторые произведения без него совершенно невозможно упоминать.
упоминание фиков с гет и гомо отношениями - читаю и то, и то.

Претензии не принимаются. Это ИМХО!
ИМХО о фиках и книгахСерия «Кей»
Серия «Кей» Андрей Олегович Романов
Прочитала я этот «шедевр». Все 5 книг. И вот прям руки чешутся сравнить Кея с героями Седрика.

И там, и там гаремник и попаданец, но блин.. Сефу или Синдзи максимум хочется влепить затрещину и обозвать кобелем, а вот Кея я бы с радостью кастрировала тупыми ножницами без анестезии.
Первое попадание в «Гантц». Шок, стресс, агрессия – все это выплеснулось на подвернувшуюся Киш. Девка оказалась махровой мазохисткой и сабом, так что все у них срослось. Дальше монстры, вампиры, армагедец на горизонте – а секс это лучший способ сбросить адреналин. Все довольны, всё в порядке. Ну, да - и бабы у него одна другой краше, и в постели прям ух!, и все ему в рот заглядывают. Почти МС, но все равно интересно и местами даже весьма логично. Во второй части Кей еще трепыхался и даже думал головой. Остался, правда легкий привкус педофилии, потому как Луиза тянет максимум лет на 10 (внешностью, поведение – один в один как у пятилетки). А дальше, м-да..
А дальше Кей деградировал. Новые знания – минимум, необходимый для выживания. Вроде и старается, что-то там исследует, изучает – но это все настолько поверхностно и невнятно. Вписаться в местные реалии? Да, не вопрос. Вы – пахать, вы – следить за первыми, а мне некогда – гарем ждет. Люди даже не ресурс, а просто юниты, КСМ из старКрафта. И опять все по минимуму - создать привычный ареал и плескаться в любимой луже.
Но убивает даже не эта незамутненная легкость. Такое впечатление что где-то за кадром Кею ампутировали часть мозга, оставив только базовые инстинкты – трахаться и жрать (инстинкт самосохранения отключили за ненадобностью). Это очень ярко видно в 5 части буквально на первых же страницах. Чуть не помер, выглядит как бомж и свято уверен, что вот эта богатая фифа! на него запала. В мозгу даже тени мысли не появилось «а чего это ей от нищего надо?», откуда ж ей взяться – тут такая телочка неот**ная стоит. Ну да, в наше время он не рос, про наркоту не слышал, грабители, мошенники, черные трансплантологи – миф, сказка.
И самое страшное – он заразный. Эмпатия, магия или еще какая непонятная хрень помогают ему заразить партнерш. После секса с Кеем ни о чем, кроме повторного траха, бабы не думают. Мозг отключается, импринтинг абсолютен, и наступает полный звездец – жрать и трахаться, трахаться и жрать. Иногда, правда, они что-то там пытаются изобразить, вяленько так трепыхаются в припадке «самостоятельности». Жуть, вот честно, просто жуть..
Коробит отношение ГГ к женщинам. Если поначалу он рассматривал их как личность, то последующие «завоевания» опустились до уровня – зверюшка бесполезная, но я к ней привык. Тьфу.
В общем, первую часть читать нужно, вторую – можно, а последующие наносят сильную моральную травму.
Яков Есепкин Готическая пoэзияНа смерть Цины
Яков Есепкин

На смерть Цины

Пятьсот двадцать четвертый опус

Ефраим и Вифания спят,
Кора бледные розы лелеет,
Побиенные тще возопят,
Остие их в обсидах белеет.

Не успели к фиванским столам,
Хоть с младенцами яды пригубим,
Мел нейдет вседворцовым юлам,
А и мы одиночество трубим.

Где еще колоннады темны,
Где безсмертие Ироду снится,
Узрят лишь фавориты Луны –
Кровью нашей серебро тиснится.

Пятьсот двадцать пятый опус

Золотую парчу гробовой
Хною феи тиснили иль черви,
Паче времени шелк грозовой,
Дьямент жжет шелковичные верви.

Се, так в опере донны летят,
Растекаются желтью подсвечной,
Мертвым нимфам алмазы претят,
А вспорхнем хоть за патиной течной.

Меж порфировых сех и златых,
И басмовых колонн мы скитались,
Жгли остия из восков литых –
Днесь алмазные течи остались.
Мои заметкиОтучиваем кота сидеть за столом!
Коты и кошки, как известно, чувствуют себя хозяевами не только своей жизни, но и владельцем вашей квартиры. Поэтому с гордостью позволяют себе все, что им дозволено и что нет.
Речь пойдет о том, как отучить стола лазить по столам. И речь пойдет не о кухонном столе, а о письменном, за которым вы работаете или делаете дела.
Мои заметкиОтучиваем кота сидеть за столом!
Коты и кошки, как известно, чувствуют себя хозяевами не только своей жизни, но и владельцем вашей квартиры. Поэтому с гордостью позволяют себе все, что им дозволено и что нет.
Речь пойдет о том, как отучить стола лазить по столам. И речь пойдет не о кухонном столе, а о письменном, за которым вы работаете или делаете дела.
Мои заметкиКак выбрать мужские часы (в подарок)?
Часы – это всегда хороший подарок. Особенно если это наручные часы. Тем более если подарок предназначается мужчине. Отношение мужчин к часам особое, ведь даже коллекционеров часов среди представителей сильного пола гораздо больше, чем среди женщин. Большинство дам относятся к часам как к еще одному украшению. В то время как мужчины украшения почти не носят, поэтому наручные часы являются зачастую единственной мужской «побрякушкой», определяющей статус и наличие хорошего вкуса. Поэтому выбирать наручные часы в подарок мужчине сложновато.
Яков Есепкин Готическая пoэзияНа смерть Цины
Яков Есепкин

На смерть Цины


Пятьсот двадцать второй опус

Македонское ль солнце, Тироль
Наши бледные тени встречает,
Пьян свободой мышиный король,
Ангелочков Левадия чает.

Небеса от пылающих губ
Возгорятся и кубки пустые
Налиет беленой душегуб:
Лирам кафисты петь золотые.

Милый август, где арки твое,
Сени щедрые, емин услада,
Пусто вкруг, лишь горит остие
Магдалины ли, Евы близ ада.


Пятьсот двадцать третий опус


Яд веков истомил алавастр,
Где вечор баловались менины,
Льется терпкость левкоев и астр,
Наши помнит июль именины.

Сукровичные вишни в желти
Зри, Колон, яко морок лицея,
Девам их меж перстами внести
Наказала хмельная Цирцея.

Се последние челядь и мгла,
Вопием из сиреневых камор,
И точится на обод стола
Бледный наш всеувеченный мрамор.
Яков Есепкин Готическая пoэзияInferno
Яков Есепкин

Inferno



***

Яснобелый жасмин обовьет
Сораспятия, коим точиться,
А и мертвых ли пламень убьет,
Равно мы преустали влачиться.

Мало станется белых цветков,
Белым клевером скрасятся тризны,
Пятицветных тогда лепестков
Доплетем на мирские старизны.

Будет, Господе, наш упомин,
Хоть истлелись кровавые робы,
Всем во память соцветший жасмин
И забросят в открытые гробы.

***

И щедро нас вином поили
Со горицветом-беленой,
А мы любовь свою таили
И во пирах, и пред Стеной.

Что горьким книжникам святыни,
Установлений благодать,
На арамейском и латыни
Сим чинно речь, а нам рыдать.

Ах, это Господи заметит
И отвратит смертливых ос,
И всех труждающихся встретит
Цветками красными Христос.

***

Кликнешь служек – хоругви несут
Во разводах от мертвой воды,
Царезванных теперь не спасут
Червотечия первой Звезды.

И ко Господу нам не пройти,
И не бросить на круг семена,
В середине земного пути
Участь вешних героев темна.

Царе, царе, сыночков Твоех
Извели верстовые огни,
Мало татям дворовых утех,
Крови царской алкают они.
Яков Есепкин Готическая пoэзияСкорби и псалмы
Яков Есепкин

Скорби и псалмы



Не кармином слепят кружева,
Проступают в них смерти текстуры.
Наливаются мраком слова,
И деревья темны и понуры.

Попрощались, отныне молчи
И внимай -- то рекут арамейки,
В ложеснах погребальной парчи
Алчных губ отпечатались змейки.

Избран был по величию шпиль,
В падях тени теперь истомятся,
Окунают их смерды во гниль,
Над тщетою пророчеств глумятся.

Времена эти воров подлей,
Затемнились небесные сроки,
Мак растащен, в серебре келей,
Византийские всюду уроки.

Хорошо ли благим ангелам
Утром с Иродом пить мировую,
Заведите еще ко столам
Убиенных чреду меловую.

Блеклых взоров аидских цариц
Лучше мальчикам тем и не видеть,
Мертвых будят пускай ангелиц,
Кровных деток совратно обидеть.

Ах, цитрарии мятные льют
В светлом рае тусклые нектары,
Только демоны громко пеют,
Дщерей томных пьянят будуары.

Херувимских сердечек фаянс
Ледяною зевотой потянут,
Всякий травести ждет мезольянс,
Девы белые в маковках вянут.

Нас искали они, только яд
Упокоил всех к розной сиесте,
Розки черные паче гиад,
Уберите их с вервием вместе.

Бьют монашки амфоры блядей,
Из сосудов узорчатой муки
Превивает викарий-халдей
Труть алейную к свечкам хануки.

Дождались поруганий одних,
Вкруг дворовые девки да слуги,
Дотлевают в овинах у них
Наши битые смертью кольчуги.

Вдовы царские договорят --
Обойдем вековые дозоры,
Пусть во демонов славу горят,
Не таясь, волоокие взоры.