Логин:
Пароль:

Блоги
Яков Есепкин Готическая пoэзияНа смерть Цины
Яков Есепкин

На смерть Цины


Пятьсот тридцать четвертый опус

Яшма с золотом, блеклый нефрит
Иль опалы: еще бриллианты
Льнут к столам и черника горит,
А в салатницах майские фанты.

Девы грезили век об ином,
Все у юной томятся Киприды,
Белошвеек напутствует гном,
Тушь платков гасят желтию Фриды.

Тех ли Ад роковой посещал,
Цесаревнам коньяк соливали
Те ль Гиады, каких и прельщал
Цвет августа под мраком вуали.

Пятьсот тридцать пятый опус

Серебро, это желть серебра,
Антиохии роза жива ли,
Как тлеется еще мишура,
Где со Вакхом и мы пировали.

Романической девы чиста ль
Пудра лунная в мертвой целине,
С Бонапартом гуляет де Сталь,
Кесарь тайно спешит к Мессалине.

Тусклый елочный перстами снег
Ангелки, серебрясь, перевели,
И горят померанцы от нег
Страстных див, обращенных во ели.
Двенадцатая реинкарнацияДвенадцатая реинкарнация
Удобнее всего будет общаться на СамИздате или Целлюлозе.
Яков Есепкин Готическая пoэзияВинтажная классика
Винтажная классика


Трудно быть Богом. Стругацкие фантазировали, а как в реалии не ослепнуть, если на глазах высшая гармония поверяется в том числе алгеброй? Несколько дней в Интернете наблюдается мессианское свечение, источник - петитный текст. «Космополис архаики» отдарен автором городу и миру, сам он, похоже, обращая взгляд в вечность, говорить ни с кем не желает. Не то время. Быть может, уже ведутся тихие беседы с Сократом, Иоанном Павлом II, великие вправе выбирать собеседников. Явно молчание для них органичней вербального рыночного космополитизма. Весело сказать Александру Македонскому: «Отойди, ты заслоняешь мне солнце». Но кто скажет, да и некому теперь. Возможно, античного роскошества столы уже расставлены и накрыты, где-нибудь между Бахом и Шекспиром тихо садится автор Х. Он подал нам знак и пир грядёт. «Космополис архаики» подарен человечеству, каждый волен спастись либо забыть о бессмертии души. О нём (этом творении) говорят: вот духовный символ эпохи. Наше время определило величие в факультет ненужных вещей. Творец реанимирует абстракт духовидчества, кажется, он сделал невозможное. Великий Гэтсби ожидал гостей в своём чудесном саду, а засим проплыл по волнам пруда в литературную вечность. Автор «Космополиса» гостей не дождался, да и кто бы пришёл к нему. Ни Лиров, ни Бонапартов не сыскать, всюду мелкие, порою прелестные внешне кириафские «продавцы». Мы ничего не знаем о создателе эпопеи, но можем возвыситься до его трагических аркадий, тем самым хоть как-то искупая прежнее молчание. Возможно, это миссия ляжет на потомков. Певец потустороннего мира на современников вряд ли и рассчитывал. Его фигура демонизируется и обожествляется. Зоилы вспоминают Андрея Тарковского, Шнитке, рассуждая об авторском мистическом минимализме. Действительно, все трое более молчали, чем говорили. Однако сказали с избытком (по Рильке). «Космополис» вобрал в себя едва ли не всю мировую мистику, книга вместе с тем библейски пророческая. Поздно плакать Иеремии и поздно искушать Фауста, а псалмы «Космополиса архаики» выданы гостям ко требе.

Вилен РОЗИНСКИЙ
Яков Есепкин Готическая пoэзияНа смерть Цины
Яков Есепкин

На смерть Цины


Пятьсот тридцать второй опус

Тушью савскою нощь обведем,
Апронахи кровавые снимем,
Несть Звезды, а ея и не ждем,
Несть свечей, но пасхалы мы имем.

Се бессмертие, се и тщета,
Во пирах оглашенных мирили,
Чаша Лира вином прелита,
В нас колодницы бельма вперили.

Яко вечность бывает, с венцов
Звезды выбием – тьмы ледяные
Освещать, хоть узнают певцов
Нощно дочери их юродные.

Пятьсот тридцать третий опус


Петербург меловницы клянут,
Копенгаген русалок лелеет,
Аще темное серебро, кнут,
Пасторалей – оно лишь белеет.

Мелы, мелы, туманности хвой
Ссеребряше, волхвы потемнели,
Завились хлад и бледность в сувой,
А блистают петровские ели.

Дождь мишурный давно прелился,
Золотые соникли виньэты,
Где и слотную хвою гася,
Наши тлеют во сне силуэты.
ИМХО о фиках и книгахПоселягин Владимир и его разности.
Поселягин Владимир и его разности.
Серий у автора много поэтому сначала общее впечатление.
Потенциал есть. Идеи порой шикарные выдает. Неожиданные повороты сюжета в наличии.
Язык не так чтобы образен, но и не беден. Скорее подойдет слово «функционален». Максимум смысла и никаких завитушек. Но до быдловатости и распальцовки не опускается, что радует.
Герои – МС, крутейшие в большинстве случаев. Гаремодержатели со стажем любовных приключений с момента рождения, практически =)
Настораживают политические ремарки. Толи автор нестоек к пропаганде, толи пытается сам агитировать. Во втором случае получается топорно. Или это что-то очень личное?

Серии по Хорту.
За основу Поселягиным взят облегченный вариант Вселенной нейросетей. Это там, где блондинкО, изучив базу 2 уровня, на коленке собирает дезинтегратор или чинит звездолет с помощью молотка и отвертки. И он после этого летает *в шоке*!

Трилогия «Космический скиталец» он же «Принц со свалки».
ГГ на Марти не тянет (до последней книги). Киллер-профи не может стать нежной фиалкой просто из-за смены тушки. Умение добывать и анализировать информацию, продумывать свои действие больше чем на 2 шага вперед. Все логично, все радует – пока в 3 части гг не стал человеком-армией. Ненадолго, правда. Да и эпилог все искупает.
Очень понравилось.
Трилогия «Антон Кремнев».
Начало бодренькое. ГГ крут по объективным причинам. Не все его поступки вызывают одобрение, но и отторжения нет. Выплясывания вокруг Земли – 5 из 5.
Третья книга – переходник к серии «Зург». Сама по себе послабее двух первых.
Серия «Зург».
Пока очень неплохо. ПостАп в мире космо. И опять сакральная третья книга, в которой все чаще проявляется МС.
Серия «Сопротивленец».
Как мне понравилась первая книга! Приключения, динамика, герои – все на высшем уровне. И как разочаровала концовка. Ну, зачем опять Землю впихивать? Половину второй книги логически вычислила именно по эпилогу первой. И не ошиблась, блин.
Серия «Освобожденный».
Первая книга – мечта копираста. Шаблоны, клише, штампы – половина книг по Хорту в одном томе. Разнообразия вносят искины, но этого мало. Искренне порадовалась смерти ГГ.. и удивилась его воскрешению во второй книге, которая намного интереснее предшественницы.
Несколько небрежных ремарок добавило миру глубины и достоверности.
Существование искином, выживание в одиночку в космосе, столкновения с архами – заставили героя активировать мозг и порадовать читателей адекватными действиями.
И все было хорошо, пока ГГ не встретил людей. Почему? Потому что у него автоматически включился мод «Я – король мира». И не выключается. Эх, жалость какая. Посмотрим, что будет в третьей книге.

Кстати, всем героям надо выдать медаль «Почетный Хомяк». Впрочем, это типично для мира по Хорту.

Другие миры и вселенные.

Серия «Маг».
Задумка – вах! Даже МС героя имеет обоснование - местных сознательно отучали правильно колдовать, с детства вдалбливая «нельзя» и «невозможно». Перспективы радужные, возможности немереные.
Все пох*рено из-за ЧСВ. Организовать врагам очень несчастный случай, а затем пустить правильные слухи – это не наш метод. С открытым забралом на врага, и путь все знают кто тут самый-самый. Получив в ответ по щам, ГГ обижается до слез и от всего сердца. Это все в первой книге.
Последующие.. м-да. Я про политику упоминала? Вот тут и будет ярчайший пример. А линия про церковь вызвала желание просмотреть новости: неужто очередной скандал с католиками пропустила? Слишком чернушно – похоже на типичную истерику СМИ (или личное?). Ну, дальше как обычно - гарем, МС, «всех победю».
Вот, задумка с проклятьем «Пророк» удалась – свежо, интересно, неожиданно. А то, дочитав до дирижаблей, явственно уловила нервное подергивание глаза. Хотя последующее действо не шибко порадовало, но и розовые пони мерещиться перестали =))

Серия «Охотник (Маньяк в Союзе)».
Какой колоритный герой! Такой многообещающий.. не раскрыт.
Антисемит – попаданец в семью евреев. Пара упоминаний, и тема забыта.
Маньяк? Ну, убил.. одного-двух. Помог поймать другого.
А дальше стандарт: перепевки, в Кремль двери пинком отрываем. Скуу-у-учно.
Третья книга вообще помесь отчета о ремонте со списком покупок. Бодрости добавляют только последние страниц двадцать.

Серия «Дитё».
Тут такое ЧСВ – выше Эвереста. Не, ну я понимаю, его из Рая выгнали и он «весь из себя» теперь, но совесть-то иметь надо. ГГ даже не МС, он просто быдло с необычными способностями. Чьи-то комплексы может, и потешило, а мне плеваться хотелось.
Сюжет? Какой сюжет, это отчет о путешествии в стиле «Я всех нагну». Даже «интрига» с Посредниками ничего не меняет.

Серии «Аномалия» и «Я – истребитель».
Типичный Поселягин. Судя по началу. Не дочитано – праздник же!

С прошедшим НОВЫМ ГОДОМ! С РОЖДЕСТВОМ (уже вот-вот)! И с наступающим СТАРЫМ НОВЫМ ГОДОМ!
Яков Есепкин Готическая пoэзияInferno
Яков Есепкин

Inferno


Что кручиниться, коли сосватать
Нам желали покойных невест,
Во гробах их неможно упрятать,
Мы и сами не свадебных мест.

Желтоцветные мертвые осы
Над цитрарием черным горят,
Красит Смерть нашей кровию косы
И архангелы в чарах парят.

Зреть им это неправие веры
Богославленной, пир чумовой,
Термы бросили сер землемеры,
Откликайся, кто нынче живой.

Божедревка пылает урочно,
Травят змеи головки лихих
Одуванчиков, рдеться им ночно,
Розоветь меж танцоров плохих.

Вот Крещатик первым и Ордынка,
И богемской рапсодии мел,
Расточается негой сурдинка,
Бойный ангельчик выспренне смел.

Се какой мировольный викарий
Монастырские бьет зеркала,
От монахинь спасается Дарий,
Пуаро яд курит пиала.

Ублажают царевен кентавры,
Пышных лядвий цезийский овал
Ждет гашенья, но бледные мавры
Все мертвые и чезнут вповал.

Тусклых этих царевн и колодниц,
Томных ведем пустые чреды
Положили нам вместо угодниц
Веселить с четверга до среды.

Только ангелы нас целовали,
А лобзанья по смерти не в счет.
Не в садах, так в юрах предавали,
Тех диавол к себе завлечет.

Веселися теперь, не обманут,
Не накличут беду мертвецам,
В поднебесной уже не достанут,
Кровь разливши по тонким венцам.

За успенье незваное наше
Мы скудельные кубки сомкнем,
Зазвенят в оцинкованной чаше
Струи слез и воспыхнут огнем.

Лишь на смерть променяли неволю,
Зряши ныне лазури одне,
Помянет эту клятую долю
Нецелованный Боже во сне.
ИМХО о фиках и книгахПочему я не пишу о серьезной литературе
Почему я не пишу о серьезной литературе? Ответ прост – не хочу толкаться с маститыми критиками, которые исписали тонну бумаги.
Я читаю классику, публицистику. Но не буду ее оценивать. Если автор вкладывает в свое произведение душу, то каждый читатель найдет в нем что-то свое, видимое только ему. Пытаться объяснить другому человеку как именно ТЫ воспринимаешь мир – дело весьма неблагодарное.
Был у нас недавно бой на смерть на форуме о грядущем фильме «Ghost in the Shell» с Йоханссон. Очень четко показало насколько у людей разный уровень восприятия. Кто-то после аниме задался вопросом «что есть душа», а кто-то дальше название ничего не увидел.
Так что НИ-ЗА-ЧТО. Художественная литература без "сакрального смысла" и ничего серьезного =)
ИМХО о фиках и книгахМоскаленко Юрий серия «Там, где нас не ждут»
Написано неплохо. Мир интересный, помимо всяких эльфов-гоблов-драконов имеются и самобытные народы. Можно рекомендовать к прочтению, но..
Зачем к нормальной фэнтэзи прикрутили РПГ-шные способы прокачки и скилы? Да и сами скилы системы «хочу, чтоб усе былО». Да, это самый быстрый способ раскачать ГГ до сьюшного уровня (что и происходит). Но общую картину сильно портит.
Любовная линия шикарна *неприкрытый сарказм*. Представьте себе женщину, к которой подбегает первоклассник и обнимает ее, после чего они начинают обсуждать планы на вечер – и это СЕКС! Между этими двумя! Представили степень моего охр**вания?
Так малой совсем, кожа да кости, не густо, лет мальцу 5-6 от силы 7-8
И эта сдыхоть всю ночь жарит обалденную красотку. Мать 4 детей, которые старше кавалера. И она хочет от него ребенка! Нет слов. Даже не хочется автору учебник биологии подарить и на прием к психиатру записать – бесполезно. Ибо ЭТО описывается как подлинный «романтик» и великое «чуйство». Не надо орать, что ГГ – попаданец. Чтобы не писалось о его прошлом, в настоящем он и по виду, и по поведению - школоло.
Но весь цимус не в этом. Я всегда думала, что команда должна помогать: советом, делом, морально хотя бы. Команда ГГ – это гарем наоборот. Все его имеют. Грузят на него проблемы, которые создают буквально из воздуха. И он их них*на не решает, т.е. совсем, абсолютно. Он проблемы коллекционирует. Тьфу.
Бросила читать на середине 3 книги, ибо степень идиотизма ГГ превысила все возможные рамки.
ИМХО о фиках и книгах«Дивнариум» от Hoshi_Murasaki
«Дивнариум» от Hoshi_Murasaki она же Кира Измайлова, автор «Футарка» и серии о Флосси Наррен

После глобального разочарования с ЖФ взялась за проверенных авторов. Ну, кто бы знал, что у Измайловой так много фиков! В этой россыпи жемчужин «Дивнариум» - истинный бриллиант.
Афадель, нежно любящая (в самом прямом смысле) умбарских пиратов и хэндмэйд из орочей кожи. Хвандир – эльф с непростой судьбой (проклятое ухо!). Трандуил, Леголас, Арагорн, Арагог (да, тот самый), Конан (помощник казначея, а чё?), мамы (которых боится даже король!), олень (о, даа!) … Живое, раздолбайское Темнолесье.
Да, это - попрание канона. Толкинутых и людей без чувства юмора ждет нехилая встряска. Но как же это здорово!

«Эльфы рассматривали половые отношения как особо специфическое и интимное действо, поскольку они ведут к зачатию и рождению детей. Внебрачный и добрачный секс был немыслим, измены отсутствовали, а верность и доверие между супругами были абсолютными.. женщины часто специализировались в искусстве врачевания, пока мужчины участвовали в войнах. Это делалось из-за их веры в то, что лишение жизни влияет на возможность сохранять жизнь.»
- Такими должны быть эльфы? Неа, не слышали. - протянула Афадель, незаметно запихивая труп в кусты.

Это не стеб или глум. Это юмор. Искрометный, с тонкой иронией, множеством ассоциаций и ссылок.

Язык и стиль – выше всяких похвал. Сюжет присутствует, хотя каждую часть можно читать как отдельное мини.
Рекомендую всем. Оценка 11 из 10.

ПС: не смотря на статус «закончено», периодически появляются новые главы.
Яков Есепкин Готическая пoэзияНа смерть Цины
Яков Есепкин

На смерть Цины

Пятьсот тридцатый опус

Сабинянок Европа во снах
Летаргических видит меж лилий,
Чуден вечности белый монах,
А кого и неволить, Вергилий.

Были пиры – литаний огни
В Христиании сказочной тлятся,
Камераты умолчны одни,
Где Щелкунчики зло веселятся.

Подвигает бокалы давно
Чернь за стойками ниш бакалейных,
И червовое сребрит вино
Гробы спящих царевен лилейных.

Пятьсот тридцать первый опус

Красных лотосов огнь угасят,
Ад ли ведал порфиры земные,
Днесь еще псалмопевцы висят
На столбах, лишь сие именные.

Круг пустое начинье одно,
Тьмы кротов меж халвы копошатся,
Звезды цветили хлеб и вино,
А волхвы к нам зайти не решатся.

Пир гудел, се и гамбургский счет,
В назидание ветхим ученым
Дев кургузых Геката влечет
Ко цветочницам тьмой золоченым.